Когда-то очень давно, в 2008-м году, в поселке Коготково (это почти Скопин, Рязанская область) мы наткнулись на тепловоз ТГМ6А. Тот день стал отправной точкой огромной исследовательской работы, посвященной истории промышленных железных дорог Подмосковного угольного бассейна. Из архивов удалось достать схемы расположения шахт, полъездных путей, станций, статистику по подвижному составу и много чего еще не менее интересного. Тогда казалось, что об истории этого огромного индустриального региона можно найти и увидеть почти все.

Вот только подъездных путей к шахтам Подмоковного угольного бассейна мы уже не увидим. И железнодорожных составов на фоне терриконов нам пофотографировать в Тульской и Рязанской областях уже не суждено.

Для меня, увлеченного промышленными железными дорогами, это стало наваждением. Глядя на старые терриконы и следы железнодорожных путей, я всякий раз представлял, как это мого бы быть: тепловоз, натужно пыхтя, медленно разгоняется, увлекая за собой несколько полувагонов, груженых углем. А позади, на фоне, красуются постройки шахты и чуть поодаль – терриконы.

Мест, где можно сделать такие снимки, не так уж и много. Тот же Донбасс, к примеру. Украина вообще прекрасна своими промышленными районами. Достаточно вспомнить такие названия, как Орджоникидзе и Кривой Рог. Я даже начал туда ездить. Но в Украину пришла война и мне пришлось пересмотреть свои планы. Фокус сместился на Казахстан.

Казахстан никогда не рассматривался мной как страна с интересными индустриальными регионами. Для меня это было скорее про степи, дизельные ветки и ТЭ33А Evolution. Индустриальную состаляющую я осознал уже перед самым отъездом в Караганду, когда просматривал фотки Амира Нургалиева и наткнулся на его снимки EL21 под Балхашом. И вот тут меня меня торкнуло: Караганда – это шахтерский город, а Карагандинское ПТУ – одно из крупнейших ПТУ на территории бывшего Советского Союза. Угадайте, с какого города я начал свою поездку в Казахстан? Ну где еще, как не там, нужно искать тепловозы под терриконами.

Поэтому первым делом, чуть ли ни с трапа самолета, мы подались в Старый Город. Это район Караганды, в котором расположены шахты. Когда-то давно они были построены на окраине. Но получилось так, что через некоторое время в результате выработки породы под кварталами города образовались полости. И когда возникла опасность того, что Караганда уйдет под землю, было решено город перенести. Его отстроили по-новой, сравняв старые кварталы с землей. Даже намеков на былые кварталы не осталось.

Посмотрев на карту Караганды, вы увидите, что промышленный район, где ведется добыча угля, расположен чуть ли не в геометрическом центре города. Он буквально облепил его своими новыми районами, спрятал в свой карман. А станция Распорядительная Карагандинского ПТУ подобна горлышку, через который тепловозы тащат составы с углем из этого кармана туда, где он нужен.

Основное, что поражает в Старом Городе – это пейзажи. Карагандиниские терриконы на самом деле не такие уж и высокие. И это при том, что действующие шахты имеют весьма почтенный возраст. Местные горняки предпочитают размазывать пустую породу по поверхности, от чего пейзажи местами выглядят так, будто это не Земля, а какая-то другая планета.

Каменистый темно-серый, почти черный шлак, на котором огромными белыми пятнами выступают соли – как вам такая картина? На таком фоне маневровые тепловозы выглядят внезапно странно. В этом антураже куда естественнее было бы увидеть посадочный модуль или какой-нибудь планетоход. Назад на Землю фантазию возвращает только брутальный вид шахтных построек, да грохот грузовиков, по убитой дороге объезжающих спальные районы города.

Но, что самое главное – терриконов там, где были тепловозы, не было.

Железнодорожная фотография – вообще сложная штука в том смысле, что совместить в одном кадре то, что хочется, не всегда удается. Тепловозы ездят не там, где надо, терриконы отсыпают не там, где ездят тепловозы. Ох уж эта вечная проблема совмещения железа, антуража, погоды и свободного времени.

В подобных ситуациях обычно спасают отвалы, расположенные неподалеку от сортировочных станций. В Караганде как раз один такой оказался, не далеко от западной горловины станции Распорядительная. Вот уж откуда мы оценили масштабы содеянного человеком: подъездные пути, терриконы, город, обогатительная фабрика – все как на ладони. Даже железнодорожная ветка на фоне пусть мелкого, но террикона. И, как финальная точка в этом индустриальном великолепии – пыхтящие трубы металлургического комбината в Темиртау, своими макушками выглядывающие из-за горизонта, очерченного линией холмов.

В общем моя мечта в конце концов сбылась. Даже не один раз.
Конечно я понимаю реальную художественную ценность этих снимков и могу предпложить ваше отношение к ним. Но для меня они очень важны. Даже не потому, что они про тепловозы с терриконом.

В моем понимании эти две карточки наряду с фотками «лунных» тепловозов и тамошних пейзажей как нельзя точно показывают образ железных дорог Старого Города, осевший в моей голове. Вот он как раз такой – странный, завораживающий след былой цивилизации. И много воздуха. Это с одной стороны.

А с другой – чертовски приятно было увидеть действующую шахтную железную дорогу после замерших видов Мосбасса.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s